По горным озёрам Кузнецкого Алатау. Часть 2

dnevnik6Озеро Рыбное и его окрестности.
Дневник участника экспедиции.

По беренжакской трассе в сторону марганцевого рудника
10-12 августа 2012

Действующие лица:

ПД, он же Павел Дмитриевич
Сергей Кобежиков
Сергей Кокорин
Виктор
Таня
Вова
Я, Катя

9 августа, вечер.

Чистые, сытые (умяли полведра пельменей), сладко засыпаем в Ефремкино. ПД сказал: “Завтра можем поспать, выходим после обеда”…

10 августа

Утро. ПД, ни свет ни заря (часов в 9, в начале 10-го) появившийся на пороге комнаты, возвещает утро. Чего-то говорит. До моего сознания доходит только вывод: “…чтобы успеть, мы должны встать сейчас”. Поднимаю голову, спрашиваю у пацанов: “Что сказал Павел Дмитриевич? Чего стряслось?”. Кокорин заспанно говорит: “Не знаю, чо-то не понял” и трёт спальником глаза. Второй Серёга не шевелится.

Минут через тридцать завтракаем; Серёга Кобежиков жарит курицу.

Пакуем рюкзаки. Из общака мне доверили аптечку, рулон фольги и святое – коньяк.

11:50. Выехали из Ефремкино в Туим. Там к нам присоединились Виктор, Таня и Вова, а еще ПД выправил какую-то хитрую бумагу, согласно которой мы имеем разрешение на проезд в сторону марганцевого рудника. Не удивлюсь, если там трассу патрулируют вертолёты, а добывают на самом деле не марганец, а уран…

13:35. Покинули Туим. Впереди пылит “Нива” Виктора.

14:40. Проехали Беренжак. Вчера ПД говорил, что вот, мол, завтра мы увидим деревню, за которой заканчивается цивилизация, край позабытый и позаброшенный Богом и местной администрацией, где полдеревни нежилых домов. Толи я неправильно поняла, толи еще что... Но Беренжак оказался довольно большой деревней (протяженность 3,5 км), солнечной и радостной. Цивилизация, как кажется, крепко уцепилась за этот посёлок. Домики ухоженные, коров много. Пустые дома есть, но сквозь всеобщую живость они незаметны. За деревней вдоль трассы интеллигентные стрелочки: “Свалка”, “Скотомогильник”, так что, если что, чужак не заблудится.

Проезжаем ручей, который называется Ручей. ПД сообщает всем, что хочет помидоров.

dnevnik115:10. Шлагбаум. Перед ним на палке – лошадиный череп, раскрашенный красным и синим, под ним – две перекрещенные реечки. Композиция называется “Смерть лошадям-трансформерам”, художник неизвестен. Мы не лошади-трансформеры, нам бояться нечего. Шлагбаум поднимается и закрывается за багажниками наших автомобилей. Представляется, будто мы только что въехали в пасть чудовища по имени Дорога-на-марганцевый-рудник.

Таня по рации сообщает: “Сейчас пойдёт Александровский подъём”. Далеко верху и впереди – наша дорога; рыжий КамАЗ едет по верхушкам елей! Ухи закладывает. Указатель – [30-й километр], начинается гольцовая зона. Высота 2 км над уровнем моря. Прямо от нас – хребет Кресты. Таня говорит: “Туда ходят за шишкой и за черникой”.

Остановились на перевале сфотографировать виды. Справа на хребте виднеется причудливая скальная композиция. Такие штуки обычно называют “пальцами”. “Что там? Что там?” – вопрошает ПД. Виктор объясняет, что самая правая вершинка – гора Ольга, левее от неё есть мёртвое озеро в кратере вулкана. Гора Ольга! Кратер вулкана! Озеро Мёртвое! Песня, а не названия. ПД: “А почему озеро мёртвое?” Виктор: “Потому что рыбы нет”.

Достали карту, склонились над ней. Предположительно определили, где мы. Пока суть да дело, мы с Серёгой Кокориным зажевали по баранке J.

Навигатор в фотоаппарате невозмутимо сообщил координаты 89-54 – за пределами карты. “Навигатор врёт”, – решили Виктор и ПД, и мы поехали дальше.

[38-й километр]. Слева по борту видны три снежника – гора Двуглавая.

Пересекаем реку Пихтерек.

[40-й километр]. Начинается небольшой серпантинчик.

На притоке реки Пихтерек стоит избушка конюхов и большой загон. Виктор рассказывает: “А здесь живут табунщики. Домику этому лет тридцать. Они только на лето, а так-то зимой тут снега – о-го-го! Три метра. Не пройдёшь. И у озера у них избушка, метров 600 от озера. На квадроциклах туда можно. Километра два, не больше. Раньше танкетка ходила…”.

[44-й километр]. Перевал. Пошёл подъём.

16:25. Выгружаемся. Виктор показывает рукой налево и говорит, что есть два пути. Первый – по долине по болоту, но это “мокро”. Второй – по хребту, но там скальник и “ноги сломаешь”. ПД и Виктор решают идти по хребту.

Раскладываем еду по рюкзакам и выходим. Серёга Кобежиков: “Пал Митрич, походу у меня самый тяжёлый рюкзак”. Серёга Кокорин несёт палатку. У меня – мешок с сухариками; как всегда, совестно, хочу быть сильным и нести много, но знаю, что с тяжелым рюкзаком далеко не уйду. Завидую пацанам белой завистью. Робко капает дождик.

Идём к озеру Рыбному.

17:35. Первый привал. Прошли траверсом вдоль хребта, прошли курумник, упали “за углом” – на седловине у большого камня. Ветер. Лезет солнце. Брусника здесь мелкая и неспелая. Виктор рассказывает: “Говорят, рудник богатый – на триста лет запас руды. Три гольца – и все в марганце… А тут на трассе еще бензовоз перевернулся, но не загорелся… А тогда еще вахта под откос ушла… Не, не сильно побились…” ПД пускает по ветру мох…

На плато много небольших скальных останцев причудливой формы: танк, домик… Живое плато; есть, где применить фантазию.

18:20. Увидели озеро. Виктор: “Идти еще часа полтора”.

18:45. Привалились у ручья. Навигатор сообщил, что до нашего озера 2 км, а вообще в округе озёр немеряно.

Спустились с хребта в долину. По ручейку вышли к избушке табунщиков. Романтичное местечко. Забомжеваться бы здесь на месячишко…

19:30. Пришли к озеру. Виктор показывает направо – цирк с озером, говорит: “Вот такую бы фотографию, прям полметра на метр, сделать, повесил бы на стенку, смотрел бы, где побывать довелось. Красотища!”.

dnevnik2Поляна, костровище, куча колотых дров, но палатку можно поставить только с уклоном.

Поставили палатки, разложились, сварили ужин. И пошёл дождь. На ужин расположились под тентом. ПД пытался поднять его повыше каким-то тяжёлым еловым стволом. Трижды этот ствол под общий хохот падал на Серёгу Кобежикова. Наконец, ПД пристроил его безопасно, и все стали есть суп и курицу.

21:20. Оба Серёги заметили под деревом мышку-белку-бурундука. Сожгли местный заплесневелый хлеб.

У костра Виктор и ПД говорят о каких-то местах и названиях. Большой Кызыр. Караташ. Виктор: “Там базы подряд стоят: “Глухариная”, “Соболиная”, “Небесные зубья”… Тайжису… шорские все названия… В поселке Кашпар – урановое месторождение. Рядом, говорят, молибден есть… А рудник-то этот, маргенцевый, мужики говорят, вообще на Кипре зарегистрирован, фирма. А кто его хозяин не знает никто”. ПД: “Дорога-то золотая…” Виктор: “Золотая, но раз рудник богатый… На триста лет, говорят…”

Палатка наша укладывалась спать долго, с шутками и прибаутками. Выяснилось, что всем не удобно, подо всеми какие-то бугры и все на всех под уклон ночью будут сходить лавиной. Неудобнее всех оказалось Серёже Кокорину: более или менее удобно он смог расположиться лишь свернувшись у порога, как бобик. Не стерпев этой насмешки природного рельефа над его человеческим достоинством, он принялся выравнивать себе лежанку и уложил себе под “пенку” ровным слоем всё, что было в рюкзаке и сам рюкзак. Наконец улёгся и, довольный, заснул. У меня бугор оказался как раз под поясницей, но повторять Серёгины манипуляции было лень, поэтому всю ночь казалось, что некий невидимый дух подвесил меня за пупок к небу. В неудобствах есть своя прелесть: спишь и представляешь себя шаманом.

11 августа

Утро туманное. Напрочь туманное. Ждём у озера погоды. ПД у костра рассказывает историю о кошмарном походе с недорубленным пальцем и недоломанным позвоночником.

10:30. Вышли в направлении избушки.

Пересекли речку. Стали подниматься по склону. Жарко. Черника. Всю воду выпили. Монтана высокая и не кончается. Виктор – Павлу Дмитриевичу: “Тропите потихоньку, чо ж делать…” Лезем, как медведи. Зона леса кажется бесконечной…

12:30. На плато под вершиной. Сидим на большом камне. Высота 1473 м. Вершина 1650 м. До вершины 1,3 км. Обходим ее слева.

Прошли курум. До озера в цирке напрямую 1,2 км.

На седловине – гигантская скульптура из валунов Сфинкс. В углублении на одном из камней – дождевая лужица, можно пить. Под седловиной – озеро, слева на склоне – большой ледник.

14:00. Серёга Кобежиков пошёл к леднику за водой. Таня, Вова и Виктор ушли вперёд. Мы лезем по левому склону по валунам. ПД: “Здесь можно проводить геологическую экскурсию”. Пирит, марганец… Камни блестят на солнце, искрятся. В углублении на одном из камней – дождевая лужица, можно пить. Вода тёплая, минералы скрипят на зубах.

dnevnik3Поднялись. На перевале перед двумя вершинками встретили двух ребят из Новокузнецка. Они сказали, что их группа 8 человек стоит на виднеющемся внизу озере. Называется оно Светлое, а дальше налево – есть еще озеро Чудное. Они измерили максимальную глубину Светлого – 13 м. Рядом с их лагерем – медвежья берлога, а еще там рядом кости обглоданные лежат…

14:35. В низинке за перегибом на мягком и тёплом мху легли на обед. Салат (горошек-кукуруза-майонез), сайра, хлеб, сгущенка. Дефицит воды. Возникает идея еще раз сгонять Серёгу до ледника… После еды спим, солнце греет пузо и сушит ботинки.

15:30. Вышли с обеда. Нашли обглоданную кость. Мишка кого-то съел давным-давно. Полезли влево вверх по валунам. Гигантские, они лежат вокруг: мёртвые киты, кладбище кораблей, окаменевшие дельфины…

16:30. На одном из камней ПД нашел след ноги в ботинке. Примерно 42 размер. Время возникновения – миллиарды лет назад. В следе – дождевая вода, пили. С камня видны три озера, ясно, что они находятся на разной высоте.

Идти дальше по хребту не имеет смысла – долго. Предстоит слишком большая потеря высоты, потом долгий подъём, потом еще… Решаем идти вниз к ближайшему озеру, а от него – к лагерю. Спускаемся сначала по куруму, потом по медвежьей тропе двумя группами параллельно друг другу.

На берегу озера в лесочке нашли медвежью лёжку и берлогу. Я подбираю кедровые шишки. ПД говорит, что мишка обидится, догонит и съест. Я не верю – шишки вкусные. Пошли набирать воды к ручью. На противоположном берегу Серёжа Кобежиков нашел свежий след медведя.

17:45. На берегу озера встретились с Виктором, ждём Таню и Вову. До нашего озера 2870 м.

18:00. Идём левым берегом озера в высокой траве. Сзади слышу крики какого-то животного. Понимаю, что на медведя не похоже, но почему-то думаю, что это именно медведь нас догоняет. Говорю всем, что позади кричит зверь, а в голове одна мысль: “ТикАть отсюда, быстрее! Тикать!”, и ужас чувствуется где-то в области затылка. Прислушались. Виктор: “Козёл гавкает…” ПД: “Козёл…” А я всё равно думаю, что медведь и что надо тикать…

Решили набрать воды, увидели на дне что-то коричневое. Виктор говорит: “Мёртвая маралуха. Утонула. Илом занесло. Вода холодная – вот она и сохранилась, чо ей сделается”. Полезли в воду проверять. Оказалось, что это камень и коричневое пятно на дне, причина этого аномального цвета здесь не ясна, больше таких коричневых пятен на дне не наблюдается.

На прибрежном песке множество звериных следов. Медведи, медведики, медведицы, медвежата, козлы, козлики, козлята, маралы, маралята, птицы и птички… Все ходят сюда на водопой. И вот идём мы, идём там, где не ходят люди. Наши следы остаются на песке, множество наших больших следов, следов от грубых тяжелых ботинок. Идём как по первому снегу. Этот берег жалко топтать. Простите нас, медведики, козлики, лосята и маралята, мы сейчас уйдём, мы уходим… А озеро чистое, а водоросли в нём танцуют на волнах, а солнце светит нам вслед: “Доброй дороги, люди, доброй дороги”.

18:20. Уходим. Бурелом. Курум. Бурелом. Идём двумя параллельными группами. Мы пытаемся прижаться к левому склону и выйти на утреннюю тропу; Виктор, Таня, Вова – чуть правее.

В тайге на поляне пасётся табун. Звенит ботало. Белая “туманная лошадь” выходит почти на тропу нам навстречу, настороженно смотрит. “Здравствуй, туманная лошадь! Мы не несём с собой зла. У нас даже удочки нет…” Серёжа Кокорин случайно ломает ногой ветку. Лошадка пугается: “Чужие, чужие”. Не бойся, туманная лошадь…

19:25. Перешли речку, 15 минут до палаток.

Мы с Таней пошли купаться в озере. Рядом с удобным для этого дела местом чуть дальше по берегу – вороной конь и собака. Конь стоит, собака лает. На нас. Какого рожна ей надо?.. Вода – то тёплый поток, то холодный; дно тёплое, местами – ил, местами – мелкие камешки. С противоположной стороны озера слышны пьяные голоса.

Во время ужина с берега к стоянке подъехали два верховых табунщика, интеллигентные парни. Сказали, что сегодня заехали рыбаки, а их проводник так “нарыбачился”, что уже лежит в траве на берегу. А конь и собака, собственно, его и есть, хозяина сторожат.

В сумерках на лодке подъехали сами рыбаки. Два здоровых мужика. Если и пьяные, то несильно. Чего-то говорили, чего-то им отвечали. Сердечного тепла не возникло. Мужики уплыли, попросили не пугать их спящего проводника…

Виктор: “Раньше меньше чем 200 кг рыбы за раз отсюда не увозили. На лошадях, танкетка ходила… На квадроцикле можно…”.

Мою в озере котлы. Рыба плавает рядом, не боится, можно ловить руками. Плыви-плыви отсюда, наивная рыбка!

После ужина у костра Павел Дмитриевич вёл политическую беседу о судьбах родины вообще и о туризме в Хакасии в частности. На прощание высказался в шутку о своем желании возглавить суверенную Сибирскую республику и ушел спать: “Шутка, не подумайте, что всерьёз”.

dnevnik512 августа

В половине шестого утра слышали, как сквозь наш лагерь кто-то проскакал. Вероятно, проснулся вчерашний “нарыбачившийся”.

Солнечное утро. Таня нашла на берегу озера след медведя: “Приходил порыбачить”. Сушим и сушимся.

10:10. Со стоянки вышли в обратный путь Виктор, Таня и Вова. Мы досушиваем палатки и идём следом.

10:30. Покидаем стоянку. До свидания, Рыбное озеро!

11:25. Первый привал. Еще видно наше озеро. ПД: “Почти подъём преодолели!”. Серёге Кобежикову не сидится, через каждые три минуты он спрашивает: “Ну чо, двигаем?”... Хочется нежно огреть его палкой по макушке J.

До машины 4,5 км по прямой. До родника 2,5 км, до перевала 1,5 км.

12:00. Сидим на перевале. До родника 1 км. Серёге Кобежиков: “Ну чо, двигаем?” Три силуэта видны впереди на вершине, Таня машет рукой и кричит: “Идите сюда, здесь здорово!”. Мы проходим по склону под вершиной. ПД сказал: “Не вижу смысла туда лезть”.

13:05. Родник. Течет тонкой струйкой по навозу. ПД и Серёга Кобежиков через бандану цедят воду кружечкой в бутылку. Говорю: “Этому ручью надо дать имя!” “Ручей Кобылий?” – к моему удивлению читает мои мысли ПД. Может тоже есенинские “Кобыльи корабли” вспомнил, а может, просто так…

Слышите ль?  Слышите звонкий стук?
Это грабли зари по пущам.
Веслами отрубленных рук
Вы гребетесь в страну грядущего.

13:15. Смотрим со склона на дорогу. Павел Дмитриевич просит посмотреть в бинокль, где машина. Серёжа Кокорин говорит, что машины еще не видно, она за следующим горбом. 13:45. Вышли к машине. Иду последней с фотоаппаратом, фотографирую спины ребят, выходящих на дорогу. Две местные собаки встречают меня с искренней радостью. “Привет, братишки!” – говорю им, они виляют хвостами, жмутся к ногам и лижут руки.

…Буду петь, буду петь, буду петь!
Не обижу ни козы, ни зайца.
Если можно о чем скорбеть,
Значит, можно чему улыбаться.

Бабушкин день рождения. Вечером я узнаю, что сегодня хоронили моего отца.

14:00. Выехали к горе Ольга. Река Пихтерек, гора Пустосхыл. Кто придумал эти волчьи названия? Люди, похожие на волков, смелые и храбрые охотники?..

ПД говорит: “Кто к “пальцам” не хочет подниматься, может остаться и подождать в машине. Есть желающие?” Желающих остаться нет.

Таня, Вова и Виктор подниматься к “пальцам” близ Ольги не стали, поехали домой. Их белая “Нива” исчезла за поворотом.

Провокатор ПД говорит: “А может, не пойдём, а тоже поедем домой?” Пацаны говорят хором: “Поехали домой…” Скорость деморализации иногда превышает скорость света.

dnevnik4У нас решается вопрос о времени чайной церемонии. ПД предлагает перекусить и идти. Серёжа Кокорин говорит, что сытым он никуда не пойдёт, поэтому есть нельзя, и надо быстро сбегать“туда-обратно”, а потом уже есть. ПД решает взять еду с собой. Серёга Кобежиков вопит: “Пал Митрич! Я еду не понесу!” Пал Митрич несёт еду сам в клапане от кобежиковского рюкзака.

14:30. Заглотив по горсти талгана, “пищи кочевников”, начинаем подъём к пальцам. Павел Дмитриевич выводит нас на невысокий хребтик левее “пальцев”. Вскоре мы оказываемся на чУдной лошадиной тропе, ведущей, по всей вероятности, мимо “пальцев”. Тропа – как в санатории, по ней можно водить старушек и малых детей. Поднимались мы ровно 1 час: в 15:20 вышли на плато, в 15:30 подошли к цели.

По мере нашего приближения “пальцы” и скальные выступы рядом превращались в крепостные стены.

Не вижу смысла описывать то, что мы увидели. Комментарии к фотографиям даст любой, кто там был. А тому, кто не был, – или побывать, или верить нашим восторгам.

…Мы пришли в пустой дом. Очень старый пустой дом. Вот сложенная из гигантских валунов голова кхмерского чудовища, вот лицо ацтекского старика, окаменевший броненосец, гигантская голова орла, верблюд и дракон размером с трёхэтажный барак, голова медведя на блюде и лица, лица, лица… Кругом лица… Всё смотрит и молчит. Молчит непробиваемо, монолитно. Это место немо. Давно мертво. Выцветшие портреты. Это место радо нам, сквозь тучи пытается улыбнуться голубым небом. Но холодно, в этом доме пируют ветры. Брусники и черники столько, что не видевшему – не представить. Мы наклоняемся к ягоде на каждом шагу, берём её горстями и твердим: “Так не бывает, так не бывает…” Так не бывает. Это заколдованное место, мы не уйдём отсюда, пока не съедим всё, потом забудем дорогу обратно и останемся тут навсегда, будем вечно ходить в лабиринте этой круглой крепости и пугать случайных туристов. Этот дом хочет нас, он скучает по жильцам. Здесь нет Хозяюшки, осталась лишь память о том, как теплы были ее руки, как вкусны ее угощения, как нежно ее сердце.

Под высокой стеной, защищающей нас от ветра, пьём горячий чай с сухарями.

18: 15. Поклон тебе, дом, до встречи! Мы вернёмся. Мы вернёмся. Но дом не слышит. Никто не смотрит вслед. Никто. Мы вернёмся. Вернёмся.

Собирается дождь, бежим вниз, даже не заглянув на Мертвое озеро в кратере вулкана.

19:00. Подходим к машине. Указатель [37] км до Беренжака, [47] до рудника. С неба сквозь тучу струится свет лучами, как на Библейских картинках. Бог с нами.

19:15. Отъехали.

19:30. За нами опустился шлагбаум. Чудовище по имени Дорога-на-марганцевый-рудник выплюнуло нас из своего чрева.

19:50. Беренжак.

21:00. Шира. “Празднуй Начало долгого возвращения на берега”, – поёт в машине магнитофон голосом Олега Медведева.

Если вы хотите оставить комментарий, выполните вход или зарегистрируйтесь на форуме
http://vershina-tur.ru/forum