Двадцать лет лагерей. 3.2

Салаир. Первый опыт.

salair_thumbОтряд живет лагерями. Это скаутская аксиома. Еще не став скаутами, мы уже жили от лагеря до лагеря. И потому, пережив свое перерождение, выпустив старшеньких КЮСовцев и отпустив тех, кого идея «Сталкера» не зажигала, я решил сразу нырнуть на глубине – на лето 1991 года мы определили свой первый лагерь «для других».

Как я уже писал, мы делали летние лагеря с 1989 года, два лета подряд. Став скаутами, мы не утратили приверженности к «своим», спелеологическим и исследовательским лагерям. Более того, лагерь, как форма, победил даже зимние походы, добавив к нашим спелеовыходам занятия по специальностям и Испытания – соревнования внутри отряда, позволяющие участникам лагеря переходить со ступени на ступень.

В первое «скаутское» лето 1991 года мы хотели успеть многого. В начале июля мы побывали в томском «Форте», на огромном для того времени лагере, где собрались скаутские отряды со всей Сибири. Фактически, это был такой первый опыт сибирского Джамбори, где не только руководители отрядов, но и дети смогли, наконец-то увидеть друг друга. А в августе мы уехали к пещере Егорьевской, туда, где был наш первый поход в 1988 году. Но в этот раз мы вернулись сюда не только для того, чтобы ее пройти наконец-то. Мы затеяли масштабный поиск пещер на участке, с 1 по 17 августа. Нас было 17 человек, членов отряда и кандидатов. Думаю, если бы родители увидели, чем занимались их дети в этом лагере, нас бы стало гораздо меньше ;. Ладно еще поиск – проходить в день километров по 15 изрезанной оврагами долины Суенги и зарисовывая по пути все воронки и поноры. Хуже смотрелась копка, когда группа перемазанных в глине детей ползает в узком ходу, передавая друг другу мешки с глиной и камни, вес которых тоже был не особенно мал. Но нам нравилось, мы искали СВОЮ пещеру, и атмосфера открываемого нового была для нас важнее, чем гудящие ноги, боль от ссадин и грязь под ногтями.

С 19 по 28 августа у нас планировался тот самый первый «гостевой» заезд лагеря «Салаир». Лагерь мы перенесли с одного места на другое – от села Егорьевское, с речки Сылвы мы переехали на Бердь, туда, где река делала почти полную петлю – излучину. Там стоял летний лагерь Новосибирского областного турклуба, с которым мы договорились на смену. Турклуб обеспечил нас палатками, спальниками, костровыми местами на сотню с лишним человек, и главное – инструктором, Аркашей Поляковым.

Отвлекшись от темы, я сейчас подумал вот о чем - о нашей притягательности. Было в нас что-то такое, что цепляло людей, которые попадали в круг нашего общения. «Демсомолец» Моисеев после знакомства с нами стал «другом отряда» и почти бессменным комендантом моих лагерей, Маша Махнева после «Салаира» создала свой отряд «Эдельвейс», а Аркаша Поляков стал нашим постоянным помощником, до самого моего отъезда в Хакасию в 1996-ом. А сколько было еще людей, которые приходили к нам – и оставались. И я до сих пор не знаю, почему?

Итак, 17-18 августа мы переехали «из леса в лес», обустроились на новом месте, и я выехал в Новосибирск – сопровождать гостей. Дело было новое, я не мог никому поручить заезд, хотел все контролировать сам. Прямиком с электрички я отправился на место сбора – возле магазина «Мелодия», на улице Гоголя. Туда должны были подъехать заказанные ЛИАЗы и подойти участники. Не помню, во сколько это было, наверное в районе обеда. Автобусы опаздывали чего-то, людей тоже пока не было, я начал нервничать, и тут увидел Гречу – Сергея Гречушкина, тоже из «демсомольцев», попавших в нашу орбиту. Вид у Гречи был еще тот – трясущиеся руки и губы, в глазах чуть ли не слезы. «Что случилось?» - «Ты что, ничего не слышал? В стране переворот, введено чрезвычайное положение!» - «Что-о-о?!» Я огляделся вокруг. Модное сейчас это словосочетание «когнитивный диссонанс», тогда мне не было знакомо, но испытал я именно его – в моей голове, в моем сознании столкнулось два мира. Из одного, спокойного, размеренного, лесного, полного удовлетворенной усталости от прожитого дня и дыма костра, я выехал несколько часов назад. Другой мир, который и миром-то сложно было назвать, принес мне Греча. Нереальность происходящего усиливалась спокойствием новосибирцев, двигавшихся по улицам – как будто ничего и не произошло. Только Греча выбивался из этой знакомой массы. «Все, Паша, я ухожу. Надо валить из этой страны. Еду в Польшу» - «Постой, а как же лагерь?..» - «Да какой лагерь!» - заорал на меня Сергей. – «Ты что, не понял? В стране переворот, ГКЧП захватил власть, Горбачев арестован! Какие могут быть лагеря?!» Как ни странно, оказалось, что могут. Греча убежал, а я остался дожидаться людей. Дождался – пришли группы и приехали автобусы, правда участников собралось меньше, чем планировалось, человек сорок из сотни не отпустили родители. Все были немного возбуждены «Лебединым озером» и объявлениями по ТВ, но в лагерь собирались ехать твердо. И мы поехали.

Так политика, которую мы оставили, став скаутами, догнала нас.

...Второй этап – наиболее ответственный. Цель его – попробовать свои силы, как организаторов и инструкторов лагеря для детей и подростков. Лагерь проходил с 19 по 28 августа в районе с. Березово в одном из самых живописных мест Новосибирской области (излучина реки Бердь, скальные участки) и рассчитывался на 100 человек гостей – детских групп из Новосибирска и области.  Естественно, что отряду «Сталкер» было бы не по силам финансировать такой лагерь, однако нашлись спонсоры:
- Добровольное трудовое объединение молодежи «Обь»
- Обком профсоюзов кооперативных работников «Единство»
- Обком работников просвещения
- Комитет по делам молодежи Новосибирского облисполкома
- областной клуб туристов
- Западно – Сибирская Христианская Миссия

Хочется поблагодарить и организации, накормившие наш «гостевой» лагерь:
- столовая №14 Новосибирска,
- совхоз «Березовский»
- Маслянинское РайПО

К сожалению, из гостей, подавших заявки, присутствовала лишь половина. Прибыли в лагерь следующие группы:
- «Друг детей» (Новосибирск)
- Группа из шк.№ 21 «Свечи» (п. Кольцово)
- клуб «Салаир» (Академгородок)
- клуб «Прогресс» (Бердск)
- клуб «Факел» (Барнаул)
- несколько семейных коллективов

... В программу лагеря входило проведение игр и соревнований туристско-скаутской направленности:
- «Клад» в пещ. Барсуковской
- «Клондайк»
- «Поход Ермака»
- турполоса и скаутское многоборье
- занятия по специальностям

В лагере работала библиотека скаутской литературы, бесплатно распространялась литература, любезно предоставленная ЗСХМ.

Из отчета по лагерю «Салаир-91»

О чем я не написал тогда в отчете, так это про ОКЧП. Как вы, наверное, поняли, это переводится, как «общелагерный комитет по чрезвычайному положению».  Вначале мы планировали провести в лагере ролевую экономическую игру «Государство», введя «президента», «правительство» и «депутатов», но жизнь внесла коррективы. Надо сказать, что все взрослые, в отличие от детей, сваливших наконец-то из пыльного и душного города на природу, и оттого безмерно счастливых, были напряжены. Все обсуждали переворот, пока ехали, да и весь первый день, пока обустраивались, прошел под знаком «Что же будет с Родиной и с нами» (Хотя Шевчук эту песню еще не написал, мы ее уже переживали, как и многие в нашей стране, шутили, что сбежали в леса, как партизаны). У одного из наших взрослых был приемник, единственный на весь лагерь. Понятно, что все вечера 19-22 августа и перерывы в программе мы бегали к нему, узнавали: «Ну как? Что нового?» Тогда-то, в первый вечер, и родилась эта идея – вместо игры в «Государство» устроить переворот. Сели, написали, продумали программу. Я стал «диктатором» и выпустил указ, что-то вроде «О необходимости углубления русла реки Бердь и ускорения ее течения». Всех детей с утра загнали в реку на «углубление». К обеду созрел бунт, который удалось возглавить хитрым взрослым. Революции не случилось, пошел «переговорный процесс». Я тянул время, ставил условия и готовил «ввод танков» в виде Аркаши Полякова. На следующий день меня «свергли». Победивший «народ», коварно разагитировавший мою «танковую дивизию», с большим удовольствием пронес меня на руках к реке и закинул в воду. Пришлось терпеть такое безобразие ради «торжества демократии». Так мы опередили события в стране на два дня.

Конечно, кроме ОКЧП, в лагере было еще много чего интересного. Одна игра «Поход Ермака» чего стоила! Думаю, это была первая наша детально проработанная сюжетно-ролевая игра. Мы изготовили флаг Ермака, оборудовали «столицу Кучума» на красивущем скалистом участке Берди, километрах в 10 от лагеря, поделили всех на «казаков» и «татар», отметив налобными повязками. Задача была, как в «Зарнице» времен нашего детства – найти и захватить «штаб», только все еще усложнялось шифрами и необходимостью сопоставить карту историческую реальной. Правил вообще не помню, вспоминаю только, что придумывали всякие способы «поединков», чтобы удержать разошедшихся «воинов» от членовредительства. Похоже, нам это удалось.

...Не все получилось гладко, были, конечно, срывы и неудачи. Но для 13-16-летних ребят, самих подготовивших этот лагерь, это, несомненно, первая удача. Детям, приехавшим в «Салаир», все очень понравилось...

Из отчета по лагерю «Салаир-91».